Допит обвинуваченого у справі про $2 млн «за закриття справи Онищенка»

Голосіївський суд Києва 16 квітня провів допит Сергія Лаврова, якого обвинувачують у шахрайстві і підбурюванні до передачі неправомірної вигоди.

Про це повідомляє «Судовий репортер».

За версією прокуратури Лавров ввів в оману нардепа Олександра Онищенка і його представника, депутата Київської облради від БПП Руслана Карлюка. Зокрема, видавав себе за двоюрідного брата керівника Спеціалізованої антикорупційної прокуратури Назара Холодницького і пообіцяв, що за $2 млн «газову справу» закриють. Лаврова затримали 8 листопада 2016 року на парковці біля ресторану «Прага» після зустрічі з Карлюком. Поблизу лежала коробка з частиною суми – $1 млн.

Сам Лавров вину не визнає, вважає справу сфальсифікованою і понад 2,5 роки перебуває в СІЗО, хоча має можливість вийти під заставу, яку суд поступово зменшив з 1 млн грн до 350 тис. грн.

16 квітня суд провів допит обвинуваченого.

Спочатку Лавров близько 25 хв. давав вільні показання.

Знаю Александра Романовича Онищенко по меньшей мере 10 лет (хотя Карлюк указал, что я его знаю год или два, это потому что он не знает). Я с ним дружу, никогда не ссорился, никогда не ругался. Очень часто втречаюсь с ним, имею общих друзей, знакомых. Был с ним в клубах, в ресторанах. Последний раз встречался с ним перед его отъездом в каком-то ресторане города Киева, точно я сказать не могу. Он сказал мене, что со дня на день должен уезжать, у него большие проблемы, но мы будем продолжать держать связь. Хотя в ближайшее время связь может оборваться, но он сказал, что даст человека, через которого всегда сможеш найти меня и узнать, что со мной: «Он наберет тебя, зовут его Виталий». Потом я узнал, что его фамилия Карлюк. С Александром Романовичем я поддерживал связь как обычно, когда он уже улетел, но в сентябре 2016 связь оборвалась. И я его больше не видел и не слышал.

Никаких разговоров с Онищенко о родственных связях с Назаром Ивановичем Холодницким у нас не было. И не могло быть, потому что Александр Романович отлично знал мою семью. Отлично знал меня. Если бы у меня был такой родственник, как Назар Холодницкий, он естественно знал бы об этом раньше. 

Карлюк мне позвонил в августе 2016 и представился. Мы с ним договорились о встрече. Встречался я с ним до того как меня арестовали два раза в ресторане «Прага». Встречи длились не более 30 минут. Карлюк мне сразу очень не понравился и я не очень любил с ним созваниваться, а тем более встречаться. Карлюк был скользким, задавал всегда много вопросов и был очень высокого мнения о себе. Помню у Карлюка были такие вопросы: «Сережа, а твой отец правда был прокурором области, города Одессы? А чем он сейчас занимается? Как с ним можно связаться?» Я отвечал, что со своим отцом я сейчас отношений не поддерживаю. 

Хочу обратить внимание, что уже в то время, когда Карлюк позвонил и познакомился со мной, у него проходили обыски, было арестовано имущество органами ГПУ. Уже на тот момент он являлся их агентом. Органы ГПУ использовали его в своих грязных схемах.

В связи с тем, что с агентом Карлюком мне было неприятно общаться, я порвал с ним все… телефонные переговоры. Но где-то за неделю до того, как меня арестовали, от Карлюка пришло СМС-сообщение: «Сережа, ты что балабол?» Я написал Карлюку в ответ: «Что ты такое мне пишешь?» Карлюк сразу перезвонил мне и начал оправдываться, объяснил, что СМС не мне и вообще случайно его отправил. Карлюк продолжил беседу и сказал: «Сергей, у меня есть очень важная информация для тебя от Онищенко Александра Романовича. Он хочет с тобой поговорить по телефону». Карлюк спросил, не могу ли я приехать срочно в Киев. Это разговор был первого числа. Я ответил, что не могу, но через неделю буду в Киеве по своим вопросам и мы сможем встретиться. Он сказал, что ему очень нужно меня увидеть и чтобы я позвонил обязательно ему. За день до приезда я предупредил его. Я не очень хотел встречаться с Карлюком. Единственное, почему я согласился, потому что у меня долгие и отличные отношения с Александром Романовичем. Я хотел узнать… так как месяца три или четыре я не имел с ним никакой связи. Карлюк ответил мне, что ему очень важна наша встреча, что он наберет Онищенко, которому надо поговорить со мной. Телефон Онищенко Карлюк мне лично не дал. Я просил, он отказался. 8.11 я приехал в Киев на поезде «Черноморец» в районе 8 часов и поехал по своим делам. В 10-11 позвонил Карлюк и предложил встречу в ресторане «Прага»… Я сказал, что времени у меня нет. Я собираюсь сегодня возвращаться на маршрутке обратно в Одессу и может перенесем нашу встречу. Но Карлюк сказал, что ему очень важна наша встреча и обязательно созванимся. В 16 Карлюк позвонил мне и сказал, что все хорошо. Мы с ним увидимся в 19.00 в ресторане с В 16-18 мне на телефон приходили от Карлюка странные СМС-ки. Я ему писал, что это за непонятные СМС-ки, символы, крестики, нолики?.. Он мне объяснил, что у него что-то с телефоном, какая-то ошибка. Мне это надоело и я поставил телефон на режим «полета».

Я приехал в ресторан в 18. Карлюк появился в районе 19. Был очень нервный, раздражительный, говорил непонятные вещи, называл постоянно какие-то фамилии, пыталcя вывести меня на разговор с какими-то людьми. Я задал вопрос: «Когда мы будем связываться с Онищенко?». Он ответил, что ждет звонка. Через некоторое время Карлюк поднялся и сказал, что ему надо выйти в туалет и заодно он проверит связь с Александром Романовичем Онищенко. Я сидел и ждал его минут 20. Мне надоело. Я вышел на улицу и закурил. Когда заходил обратно, там сразу находиться туалет и оттуда выходил Карлюк. Он аж подскочил, аж вздрогнул, когда меня увидел. Карлюк сказал, что связь налажена: «Пойдем на парковку, сядем ко мне в машину, чтобы никто нам не мешал». 

Хочу обратить внимание, что ни в ресторане, ни до этого ни о каких деньгах я с Карлюком не говорил и тем более не просил их у него. Карлюка я видел два раза в своей жизни. Как я могу просить у него какие-то деньги, вымогать и т.д?! А с Александром Онищенко я тогда не общался уже четыре месяца. Экспертиза показала, что первое сообщение через месяц после того, как мы перестали общаться, поступило именно от Карлюка. Он написал мне сообщение, он со мной связался и он попросил меня приехать в Киев. 

Мы пришли с агентом Карлюком… Что с агентом на тот момент я не знал. Сели в авто Range Rover, в котором сидел водитель, которому Карлюк очень нервно крикнул выйти быстрей из машины. Водитель молниеносно покинул авто и мы с Карлюком остались вдвоем. Было темно, но достаточно все хорошо видно. На видеозаписи мы видели, что там темно и моего голоса не слышно, говорит постоянно Карлюк. Вдруг Карлюк достал какую-то коробку. Хочу заметить: коробку без пакета (на відео затримання коробка в двох пакетах – ред.) и поставил между нами на заднее сиденье. Я спросил, что это. Я постоянно с ним общался, на видеозаписи видно, что моего голоса нет. Карлюк ответил, что это деньги, которые мне передал Александр Романович, и собственноручно открыл коробку. Я сказал Карлюку, что ни о каких деньгах я от Александра Романовича не слышал, я с ним не общаюсь уже три месяца. Не договаривался и брать эти деньги я не буду. Карлюк резко забрал коробку и бросил себе в ноги. Ни к коробке, ни к деньгам я не прикасался. Карлюк сказал, чтобы я набрал Александра Романовича Онищенко и он объяснит все. Я включил телефон, Viber, но телефон Онищенко был так же само выключен… там видно… то есть три-четыре месяца он его не включал. Карлюк выхватил у меня телефон и сказал, что введет сейчас новый номер. 10 минут он копался в моем телефоне, потом резко кинул мне его в руки. Карлюк был очень нервный и агрессивный. Вдруг Карлюк нагнулся через меня и начал открывать дверь с моей стороны. Потом сразу начал выталкивать меня руками, ногами. Когда у него это получилось, я просто выпал на парковку из машины. Он закрыл дверь.

Я поднялся с асфальта на ноги. И вдруг набежала куча людей. Начали кричать, кинули меня обратно на асфальт, начали выламывать руки, надевать наручники. После этого меня обыскали. Забрали телефон, забрали кошелек, в котором находились 200 долларов и 1500 гривен. Деньги моей матери не вернули.

Я повернул голову и увидел, как приоткрылась дверь и из авто Карлюка выпала коробка, которую он мне показывал до этого и пытался вручить… Ее сразу же поднял сотрудник ГПУ и поставил в кулек. Я был в шоковом состоянии, не понимал, что происходит и сказал, что без своего адвоката на любые вопросы я отвечать не буду. Меня тут же обыскали и усадили в машину к Карлюку, в которой Карлюка уже не было. Ко мне сели двое людей, они мне показали мой телефон Iphone 6 и сказали, чтобы я сказал код… Сказали, что они сотрудники ГПУ и чтобы я не тянул время… Под их натиском я сказал код. Хочу обратить внимние, что ни понятых, ни адвоката при изъятии и открытии моего телефона не было… Паспорт и кошелек вернули моей матери и в кошелке было всего 300 грн.

Далі Лавров розповідав, що правоохоронці змушували підписувати якісь документи і вели себе дуже агресивно. Зрештою, йому дозволили дзвінок матері, якій він повідомив про затримання.

Сотрудники ГПУ завели меня в кабинет и стали требовать, чтобы я дал показания против Назара Холодницкого, против Сытника… Показать, что Холодницкий и Сытник заставляли меня вымогать деньги у Александра Онищенко за закрытие его дела. Я ответил, что они сумасшедшие и я ничего показывать и лжесвидетельствовать не буду, играть в их грязные игры не буду… Разозлились, начали на меня орать и угрожать. Один из сотрудников ГПУ сказал: «Лавров, не будь дураком. Ты здесь ни при чем. Здесь завязаны более серьезные люди, наше высшее начальство. Сделай то, что тебе говорят, получишь условно и через пару дней будешь дома»… На что я ответил: «За что условно? Какое начальство, какие игры? Ничего я делать не буду». И опять потребовал встречи со своим адвокатом. Этот сотрудник ГПУ начал на меня орать и сказал: «Что думаешь, что крутой?! Раз так, то домой ты больше не вернешься. Характер мы тебе сломаем. Не таких ломали». И я еще пожалею.

Позже ко мне подвели какого-то молодого человека, которого представили моим новым адвокатом. Я ответил, что мне этот адвокат не нужен, у меня есть свой и требую встречи с ним… Адвокат, которого мне пытались навязать сотрудники ГПУ, он был с ними в очень хороших отношениях, улыбался, бегал, я так понимаю, появлялся там уже не один раз… Пытался меня уговорить, чтобы я согласился. Рассказывал мне, что все закончиться, что «у тебя очень интересное дело, но ты здесь ни при чем». Что он мне поможет, со всеми договориться. Я отказался.

В СИЗО меня кидали из камери в камеру, меня били, издевались надо мной. Выбили мне зубы. Подставляли трубку телефона, на другом конце телефона была моя мать и сестра. Заключенные били меня и орали в трубку, что если я не подпишу то, что говорят сотрудники ГПУ, и не дам денег, то меня разорвут на куски. Требовали деньги у моей матери. Сотрудники приходили уговаривать меня путем криков и угроз и даже жгли сигареты и мои руки.

Лавров попросив суд визнати докази зібраними незаконно, а його виправдати за відсутністю складу злочину. Також він вказав на те, що Онищенко не давав показань у справі і надіслав до суду заяву про відсутність претензій.

Прокурор: Для чого Ви повинні були підтримувати зв’язок з Онищенком? З яких питань? Чи була у вас спільна підприємницька діяльність?

Лавров: Связь поддерживать только потому, что мы с ним очень давно общаемся и дружим. Я с Онищенко бизнеса не имел. У нас были какие-то разговоры, но дальше чем разговор это не заходило.

Прокурор: На відео з затримання є фрагмент, де Ви надаєте пояснення, що $1 млн отримали через Карлюка від Онищенка нібито для зайняття підприємницькою діяльністю. Ви можете пояснити розбіжності в показаннях?

Лавров: Я мог сказать в тот момент все, что угодно. Я был в таком ужасном состоянии, не понимал, что происходит, где кидают какие деньги.

Суддя Первушина: Вы опровергаете те звукозаписи, что мы прослушали?

Лавров: Я не могу сказать мой голос, не мой…

Суддя Первушина: Вы говорили те вещи, которые мы воспроизводили? Разговор с Карлюком соответствует этой записи?

Лавров: Большей частью нет.

===

У наступному засідання суд планує повторно дослідити записи НСРД з ресторану «Прага». Прокурор запропонував переглянути їх із оригінальних носіїв, оскільки раніше обвинувачений висловив сумнів у справжності цього відео. Далі суд має перейти до дебатів.

Як відомо, вищезгадану справу розслідував Департамент ГПУ з особливо важливих справ у сфері економіки, керівництво якого в особі Володимира Гуцуляка і Дмитра Суса у 2016 році перебувало у конфлікті з Національним антикорупційним бюро. Зокрема, у серпні 2016 працівники ГПУ виявили конспіративну квартиру НАБУ, з якої велося спостереження за роботою їх Департаменту.

 

 

Please follow and like us:

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Push 2 Check