Дядечко почав давати показання у справі Шепелева

3 липня близько 18 години два чорних автомобілі рушили з-під будівлі Дарницького суду Києва. Це поїхав банкір Сергій Дядечко, якого допитували в суді в якості потерпілого. Він звинувачує колишнього нардепа Олександра Шепелева у подвійному замаху на замовне умисне вбивство.

***
До залу суду Дядечко зайшов майже останнім, перед колегією суддів. Не надто просторий зал судового засідання уже зайняли Шепелев, його дружина та дочки, а також адвокати.

Дядечко представився головою наглядової ради банку «Союз» і директором компанії «РБ Капітал». Повідомив, що знає Шепелева з 2009 року.

Після того, як суд привів його до присяги, Дядечко уточнив, чи працює система «Камертон», яка має фіксувати судове засідання. Він поскаржився, що колись 3 години виступав у Шевченківському суді, а потім виявилося, що його не записали і прийшлося давати показання повторно. Нагадаємо, що у Шевченківському суді вже 5 років намагаються розглянути справу щодо осіб, яким відводять роль спільників Шепелева у замаху на Дядечка.

Прокурор і Дядечко зі своїм адвокатом
Справу слухає суд присяжних

Під час 2-годинної промови Дядечко розповів про себе, знайомство із Шепелевим, діяльність у «Родовід банку» та два замахи на вбивство, начебто замовлені Шепелевим. Таким чином він пройшовся чи не по всіх справах Шепелева, які нині слухаються в різних судах Києва. Хоча Дарницький суд розглядає тільки епізод про замах на Дядечка у 2013 році.

Під час свого виступу він демонстрував неабияку пам’ять на подробиці – точні дати подій, кумівські і родинні зв’язки Шепелева. З цього приводу Дядечко пояснив, що за 6 років зумів усе запам’ятати.

«В 1996 году я был принят на работу в налоговую инспекцию города Донецка… Управление налоговых расследований, налоговой полиции. В 1996-2000 гг. я работал в налоговой службе. Последняя должность, которую я занимал, – главный инспектор областного управления налоговых расследований, специализировался на проверке банков, крупных финансовых учреждений, крупных компаний. 

В 2000 я уволился из налоговой службы и занялся предпринемательской деятельностью, частным бизнесом. С 2000 по 2004 год я был учредителем ряда компаний, которые занимались торговлей горно-шахтным оборудованием, углем, металлом. В 2002 году я впервые задекларировал сумму дохода свыше 1 млн грн. В 2004 году восстал вопрос о приобретении финансово-банковского учреждения… Было принято решение о приобретении тогда проблемного банка «Персональний компьютер», который позже был переименован в «Родовид банк». Я являлся одним из акционеров «Родовид банка» и до июля 2009 вице-президентом… «Родовид банк» активно рос и по капиталу и кредитному портфелю мы к середине 2008 года вошли в 20-ку крупнейших банков Украины…»

В 2008 году произошел финансовый кризис… В «Родовид банке» образовался разрыв порядка 200 млн грн. «Родовид банк» попросил рефинансирование у Национального банка. Первый транш был предоставлен… Но тем не менее банковский кризис продолжался и правительством было принято решение о рекапитализации ряда банков… От меня и других акционеров согласие было получено… Но до этого Национальный банк ввел режим временной администрации. В феврале-марте 2009 временным администратором был назначен Сергей Щербина, вслед за которым, практически одновременно, приехал и занял ключевой пост в банке Шепелев Александр, который был народным депутатом Украины и членом комитета по финансово-банковской деятельности». 

Дядечко розповів, що Шепелев привів у «Родовід банк» своїх менеджерів, які раніше працювали в його «Європейському банку раціонального фінансування». Водночас Дядечко підкреслив, що стосунки в них були нормальні і робочі. 

«В июле 2009 года ко мне подошел временный администратор Щербина и попросил написать заявление об увольнении, обьяснил, что Кабинету министров, министерству финансов… не нравиться, что среди менеджеров банка остаются бывшие акционеры. Я абсолютно понимаю ситуацию… написал заявление… До июля 2009, до моего увольнения, насколько я помню, я даже не был знаком с Александром Шепелевым. После увольнения меня попросил приехать в банк Денис Горбуненко, который выполнял функции советника Щербины, бывший председатель правления «Родовид банка», и познакомил меня с Александром Шепелевим…»

«Обсуждали ряд вопросов, чтобы показать рост показателей «Родовид банка» после рекапитализации, было бы неплохо под ряд проблемных кредитов взять дополнительное обеспечение… У господина Шепелева есть земельные участки, которые давно им были пробретены, находились в его собственности, но юридически были оформлены на большое количество физических лиц. Это участки в Обуховском районе Киевской области. Он хотел предоставить эти участки как залоги по уже существующим кредитам. У «Родовид банка» были такие кредиты, как учредителя «Козырной карты» Задорожного и еще ряд, по которым кредиты не обслуживались… Ко мне он обратился о предоставлении людей, 4-5 человек, на которых можно выдать доверености номинальных собственников земельных участков, так как их было много… распаевка до 25 соток, а всего земельных актов на 70-80 гектаров, привезти этих людей единомоментно было практически невозможно.Речь шла о дополнительных залогах к уже существующим и не шла о выведении твердых существующих залогов».

Дядечко сказав, що погодився дати людей і на них були оформлені довіреності. Землю передали в заставу і, за його словами, спочатку підозр це ні в кого не викликало. Але згодом Дядечко дізнався, що це зробили, щоб звільнити раніше передане в заставу майно – ресторани, будинки та ін. Тимчасовий адміністратор Щербина не захотів це підписувати і видав довіреність своєму раднику Денису Горбуненку.

 

«Один из кредитов, который был погашен, – 58 млн грн – господина Задорожного из «Козырной карты». Был выведен из залога ресторан «Дежавю». После президентских выборов СБУ было возбужено несколько уголовных дел и мне стало известно, что эти земельные акты были поддельными и фиктивными, участки практически не существовали. Я стал предъявлять претензии Горбуненко и Шепелеву, который обладал замечательной привычкой записывать все разговоры… Эти разговоры сохранились на его ноутбуке и были изъяты сотрудниками уголовного розыска. Если вы хотите, они со стороны прокуратуры могут быть предоставлены. Я предъявлял претензии Шепелеву , что в результате операций он получил дом на Панфиловцев… Сотрудниками СБУ был задержав один из четырех человек, которых я предоставил, – Геннадий Пискун… Горбуненко мне сказал, что понял, что земельные акты фиктивные через долгий промежуток времени. Щербина сказал, что отказался от подписания этих документов, так как понимал, что земельные акты фиктивные. 

Дядечко зазначив, що Горбуненко розповів йому і про інші зловживання в банку. А саме – оренду під офіс будинку у Рильському провулку, власницею якого була дружина Шепелева. За ремонт приміщення ще було заплачено 24 млн грн. Попередній договір оренди підписали начебто у 2007 році, але Дядечко сказав, що це неможливо, оскільки в той період він вирішував питання оренди і такого договору не підписував. Натомість банк орендував два поверхи у бізнес-центрі «Парус» по вул. Мечникова.

Ще одна оборудка – це гонорар адвокатському об’єднанню «Бріарей» в сумі 320 млн грн або за тодішнім курсом $40 млн. Адвокати начебто затвердили в суді мирову угоду і погашення 3,77 млрд грн кредиту в «Родовід банку» земельною ділянкою.

«Фирташ и его компания купили участок на Оболони за миллиард гривен. «Родовид банка» выдал кредит ряду компаний Фирташа… Помимо этого в залог были оформлены акции «Крымсоды», «Крымского титана», гостинница «Санкт-Петербург»… В 2008-2009 году при Тимошенко у Фирташа возникли проблемы с обслуживанием кредитов, он перестал их обслуживать… Восстал вопрос, чтобы забрать этот участок на Оболони… Было соглашение, что они передадут этот участок в ходе банкротства компании. Это не было никакой адвокатской работой. Это было сугубо договоренность… Он [Фирташ] погашал кредита на 2,5 млрд плюс процентов на 700 млн… а участок он купил на аукционе за миллиард гривен. Фирташ освободил свои залоги – акции «Крымсоды», «Крымского титана», гостинница «Санкт-Петербург» и пр.»

Дядечко розповів, що допитувався з приводу вищеописаних схем, а тимчасовий адміністратор банку Щербина три роки був під арештом. Він вкотре порадив суддям запитати у прокуратури записи розмов Шепелева, в тому числі з Іванющенком, Клюєвим.

«Разговор, который Шепелев записывал у себя дома, велся с партнером или близким другом Павлом Борулько, который сегодня в розыске находится на территории Украины по ряду банковских афер. В разговоре идет речь, что Балабан Венедикт Венедиктович, которого называют Веня, кинул нас. Обещал предоставить реальные акты и мы ему заплатили как за реальные, а они оказались фиктивными.

В апреле 2011 задержали Пискуна. Я давал показания в мае 2011. 13.06.2011 СБУ изменила меру пресечения Пискуну. Сняло с него обвинение по подписанию этих документов. Я сказал Пискуну, что ты можеш давать полностью правдивые показания. Я дам показания, что меня об этом просили Шепелев и Горбуненко. Я дал правдивые показания и сообщил об этом Шепелеву. Этот разговор также записан… После задержания Пискуна я сказал Шепелеву, что он должен оказать юридическую помощь в его освобождении… Он сказал, что у него есть люди, которые этот вопрос сделают… За $200 тыс. он готов это очень быстро решить и сделать…. Я передал в присутствии Шепелева его помощнику и адвокату Пермякову Аркадию $200 тыс… за юридическое содействие в освобождение Пискуна. Этого не произошло. Я заявлял Шепелеву, что ты обязательств не выполнил… я требую вернуть $200 тыс. Шепелев вернул мне $100 тис. А вторые $100 тис. сказал, что человек, что получал, считает, что есть огромная заслуга его, что Пискуну была изменена мера пресечения, и он не собирается возвращать. 

Я попросил фамилию и имя этого человека, чтоб понять, какая заслуга и работа была проведена. Долгий период времени Шепелев отпирался, не давал мне данные этого человека. Наконец, в декабре 2011 года он назначил мне встречу у ресторана… Шепелев приехал в спортивной куртке и передал мне бумагу, на которой было написано – Гайсинский Юрий и номер телефона (до 2007 року особа ім’я Юрій Гайсинський очолювала прокуратуру Київської області, також екс-прокурор має посвідчення адвоката – ред.). Фактически это была последняя встреча до событий, которые произошли в марте 2012 года. Шепелев  мне передал бумагу с фамилией Гайсинского в середине декабря, перед новогодними праздниками. Я не предпринимал попыток встречи. Потом я был занят, моя команда принимала участие в европейских соревнованиях по баскетболу. Я был в ряде командировок. 

19 марта 2012 года, когда я ехал в вечернее время по дороге из банка «Союз» домой на Софиевскую Борщаговку, моя машина была расстреляна из засады. В автомобиль попали 18 пуль. Я был вместе со своим водителем и охранником… По счастливому стечению обстоятельств… меня пули не задели. Я получил только легкие ранения от осколков металла и стекла. Получили также ранения мой охранник и водитель. 

Когда они уходили с места покушения, они случайно нарвались на вышедшго охранника склада… и расстреляли его. Он получил тяжелое ранение, перебиты обе кости таза, ему делали несколько операций, но практически человек передвигается с большим трудом, остался инвалидом на всю жизнь. Это случилось около 21.00 19 марта 2012 года. Я был шокирован этим событием. Детали этого покушения рассматриваются другим судом. В отношении четырех исполнителей – Шевченковским, Шепелева – Киево-Святошинским

Тогда я вынужден был уехать и находился за пределами территории Украины по декабрь 2012 года. До определенного периода времени я не понимал, кто предпринял в отношении меня покушение на заказное убийство. Это стало мне известно в июле 2012 года благодаря кропотливой и очень правильной работе сотрудников уголовного розыска. Были выявлены исполнители, которые на протяжении трех месяцев ездили за мной, отслеживали меня и установлен факт, что они сопровождали меня в декабре 2011, когда я в последний раз приезжал с Шепелевым в ресторан… Следили за мной по разпоряжению кума Шепелева – некоего Василия Данылива». 

15 липня 2012 Данилів як організатор і ще три співучасники були затримані. Дядечко пояснював, що не міг повернутись в Україну поки Шепелев був народним депутатом, мав недоторканість і його неможливо було швидко затримати.

«Это были парламентские выборы. Шепелев ходил по кабинетам Партии регионов и БЮТ, записывал какие-то разговоры, торговался за проходные места в списке. В результате принял решение баллотироваться в Винницкой области по мажоритарному округу, где у него был знакомый губернатор – Николай Джига. За несколько дней до выборов была информация, что он снимается… Тем не менее он баллотировался, занял 8-е место, не набрал необходимое количество голосов и не стал народным депутатом и понял, что в день объявления созыва новой Верховной Рады он лишится неприкосновенности и будет арестован… К тому времени Данылив дал изобличающие Шепелева показания».

Далі Дядечко пригадав іншу справу про вбивство власника «АвтоКразБанку» Сергія Кириченка. В липні 2012 був затриманий ще один кум Шепелева – Чередніченко, який 15 років працював його водієм. Він перебував у розшуку за організацію вбивства Кириченка, визнав вину, був засуджений і дав показання, що замовником був Шепелев.

Також Дядечко зіслався на показання начальника служби безпеки Шепелева, який повідомив, що за два місяці до замаху босс дав йому вказівку купити два автомати Калашнікова.

«Я в Украину вернулся только в декабре 2012 года, когда узнал, что Шепелев улетел из Украины 18 ноября 2012 года, за две недели до созыва новой Верховной Рады. 

Шепелев вместе с членами семьи улетел из Киева во Францию, в Лион. Я вернулся в Украину и понимал необходимость розыска Шепелева, поскольку он наверняка будет предпринимать повторные попытки лишения меня жизни… Я нанял европейское детективное агентство, немецкое, которое предоставило мне информацию, что 10 декабря 2012 года Шепелев чартерным самолетом прилетел из Монреаля в Прагу и скрывается в Праге. В Праге в то время находился, скрывающийся от следствия, адвокат Бадзюк (один із засновників АО «Бріарей» – ред.) … Я понимал, что в Праге Шепелев находится в постоянном контакте. Либо Бадзюк, либо супруга Василия Данылива Марьяна Зелемова. Я предоставил информацию сотрудникам уголовного розыска Украины и они отправили официальный запрос в Интерпол. Шепелев находился в Чехии и проживал у Зелемовой… Когда к ней пришли сотрудники Интерпола, она сказала, что не знает о местонахождении Шепелева. Это сподвигло ее к переезду вместе с семьей Шепелева в Будапешт, в Венгрию, по причине, что у Василия Данылива были тесные и прочные связи с местными бизнесменами и чиновниками. Приехав в феврале-марте 2012 года в Будапешт, Шепелев получил венгерский паспорт на фамилию Шевченко… Получил информацию, что Шепелев использует в своем общении исключительно закрытый канал связи… Мессенджеры тогда не использовались. Шепелев закупил оборудование, которое позволяло обеспечить закритый VPN-канал для телефонной связи, переписки… 

В мае 2013 года Шепелев предпринял попытку выманить меня на территорию Российской Федерации. Со мной связался мой давний бизнес-партнер Михаил Комиссарук, который сообщил, что по каким-то корням является родственником Шепелева и что он хотел бы увидеться и передать доказательства невиновности Шепелева, что есть видео или аудио, которые подтверждают его невиновность в покушении на мое убийство… Первоначально моя цель была выманить Шепелева с целью его задержания сотрудниками правоохранительных органов… Ми договорились о встрече в аэропорту «Домодедово»… Шепелев фактически удерживал меня в вип-терминале 4-5 часов. Поняв, что Шепелева не будет, я улетел… Он [Шепелев] разработал план, уговорил своего кума, гражданина России сфальсифицировать материлы уголовного дела в отношении меня. Сотрудники Северо-Кавказского федерального округа должны были зарегистрировать материалы уголовного дела и подделать доказательства моей виновности… Он решил сфальсифицировать материалы, что я финансировал террористические акции на территории Чеченской Республики. Эту идею ему подал его кум Захаров, который был знаком с сотрудниками правоохранительных органов Северо-Кавказского федерального округа. План состоял в том, чтобы выдать пакет документов, который позволяет меня задержать, объявить в международный розыск, доставить на территорию РФ, предъвяить обвинение в финансировании терроризма на территории Чечни… У Шепелева был знакомый Прокопчук, который был представителем Украины в Интерполе на протяжении более 3 лет (ймовірно, йдеться про Дмитра Прокопчука, який був представником України в генштабі Інтерполу в Ліоні – ред.). Он дал заключение Шепелеву и Бадзюку, что возможно… задержание на территории Европы и экстрадирование в Россию… Захаров оговорил Шепелеву сумму за данную услугу в размере 1 млн 300 тыс. долларов…Основная сумма 1 млн 200 тыс. долларов была перечислена 23 апреля 2013 года. безналичным переводом…»

В липні 2013 року Шепелева затримали в Угорщині і він, як стверджував Дядечко, мусив відкрити свій план сину і тестю, які мали координувати його надалі. На початку липня 2013 Захаров прилітав до Києва начебто на зустріч з тестем Шепелева – Михайлом Фріденталем.

Дядечко розповів, що російським правоохоронцям були передані його анкетні дані. Також назвав рішення суду про взяття під варту, постанову слідчого про оголошення його в розшук і затримання, лист про направлення інформації про Дядечка в бюро Інтерполу РФ.

Він наголосив, що це важливо, оскільки пізніше, коли Шепелев втік до Росії, то отримав статус потерпілого, начебто заявивши, що в нього у шахрайський спосіб видурили 1 млн 200 тис. доларів. Тільки у 2017 році, коли з України надійшли матеріали, слідчий комітет РФ перекваліфікував Шепелева на підозрюваного і суд ухвалив взяти його під варту. 26 грудня 2017-го саме під загрозою арешту Шепелев нібито вирішив покинути Росію.

Під кінець виступу адвокат Шепелева поставив під питання, чи має потерпілий право користуватися конспектом і що це за конспект.

Дядечко у відповідь повідомив, що тільки тепер почав користуватись конспектом, щоб назвати документи. Суд зауваження захисту відхилив, посилаючись на КПК, що йдеться про відомості, які важко зберегти в пам’яті.

Також Дядечко доповнив, що його люди намагалися виманити на зустріч сина Шепелева – Михайла, зімітувавши дзвінок від російського правоохоронця, задіяного в плані. Але Шепелева-молодшого начебто вчасно попередили і натомість затримали трьох співробітників Дядечка. Прийшлося пояснити, чому організовувалась зустріч і після цього, як стверджує Дядечко, почалась перевірка правоохоронців Північно-Кавказького федерального округу.

Промова тривала близько двох годин. О 18.00 робочий день закінчувався, а прокурори і захист ще не встигли поставити жодного запитання. Тому суд вирішив продовжити допит у наступному засіданні.

Сам Шепелев, слухаючи виступ Дядечка, активно робив нотатки. А члени сім’ї деколи не стримували емоцій. Суддя зробила два зауваження за неповагу до суду – дружині і дочці Шепелева. Зокрема, дівчина поскаржилися, що під час розгляду справи невідомі особи знімали її через вікно (зал знаходиться на першому поверсі). Суддя сказала звертатися до компететних органів і дочка Шепелева розплакалася під час засідання.

Please follow and like us:

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Push 2 Check